Иду по знакомой дорожке вдали голубеет крыльцо

Литературный Николаев - Григорий Гридов

Иду по знакомой дорожке,. Вдали голубеет крыльцо,. Я вижу в открытом окошке. Твое дорогое лицо Братцы, отчего солдат гладок? Ох—пойти соснуть. Вдоль всего проспекта гулкого. Гляну вдаль из-под руки: От Обводного Иду по знакомой дорожке, Вдали голубеет крыльцо, Я вижу в открытом окошке. ИДУ ПО ЗНАКОМОЙ ДОРОЖКЕ. Стихи Г. ГРИДОВА Музыка А. ВЛАДИМИРЦОВА. Иду по знакомой дорожке, Вдали голубеет крыльцо. Я вижу в открытом.

И обе мы, не сговариваясь, испуганно косимся на входную дверь. И обе разом вытираемся моим полотенцем. Да благословит вас судьба. Салют в честь капитана медслужбы Немировой. Только, рай, прощай до срока — И опять передний край Прощаясь со мною, полковник Вишняков вдруг поглядел на меня с откровенной жалостью. Ему, видимо, показалось, что у меня сдали нервы. Дескать, теперь не то время, когда сержанты ротами командовали, а младшие лейтенанты — батальонами. Теперь и капитаны на роту просятся за милую душу, лишь бы воевать, а не томиться в резерве.

Одним словом, по мысли полковника, я могла отдыхать со спокойной совестью: И раз мне абсолютно безразлично, в какой дивизии воевать, то Я как открыла рот ох изумления, так и позабыла его закрыть.

  • Песни Великой Отечественной войны (2)
  • Советские военные песни
  • К. Шульженко - Иду по знакомой дорожке (Возвращение) текст песни

Из-за кряжистого, почти еще зеленого дубка вдруг вывернулся живой покойник и захромал мне наперерез, тяжело припадая на правую ногу и опираясь на ореховую, разукрашенную резьбой палку с набалдашником. Никакого сомнения — комсорг моего родного полка Дима Яковлев!. Дима, которому я перевязывала на поле боя раненую голову!. Но ведь он же умер!. Я с силой рванула себя за челку: Стоит живой, да еще и посмеивается Брат мой, друг мой!

Я взвизгнула совсем не по-командирски и кинулась на Димкину тощую шею. Мы не могли выговорить ни одного слова. Только целовались, смеялись и опять целовались. Очнувшись от столбняка, я съехидничала: Какое же это целование? Это я просто от избытка чувств. А ведь сказали, что ты Нам помирать не к спеху.

Как-никак, а Гитлера пережить. Димка, так это ж просто здорово! Когда при жизни хоронят — человек сто лет живет. Она в японскую на деда похоронку получила, а он и пришел. Эт-то, батенька, живучий старик! Усталость словно рукой сняло. Глаза Преображенского мгновенно стали веселыми, молодыми, к нему вернулась привычная бодрость.

Еще несколько дней назад Тужилкин, отправившись на боевое задание в плохую погоду, радировал с пути: Сколько было волнений в полку! Сообщение комиссара Оганезова было самой большой радостью. По этому случаю полковник Преображенский, поднявшись к себе в комнату на второй этаж деревянного дома и развернув одеяло, в которое был заботливо укутан баян, с наслаждением заиграл любимую песенку: С Евгением Николаевичем так уже бывало не раз: Давно тебя не слышно, артистка!

К вечеру в полк действительно приехали артисты.

Аудиокнига "Мы и большущее озеро", Софья Яковлева (Sonia Saarvi), читает автор

Худощавый юноша-баянист, Витя Алексеев, сидя на табурете, аккомпанировал выступавшим. Полковник аплодировал, бросал шутливые реплики, вместе с другими просил повторить номер и от души смеялся. Витя Алексеев взглянул признательно на Тосю, улыбнулся Преображенскому обнажив ровные белые зубы.

Особую симпатию зрителей музыкант завоевал после того, как выступил с сольными номерами: Все у него здорово ладилось! Преображенский, слушая Алексеева, сказал: Как только закончился концерт, полковник взял за руку баяниста и повел в соседнюю комнату. После войны наверняка будете замечательным баянистом и я с удовольствием приду на ваш концерт. Не хотите ли попробовать наш полковой баян? Преображенский принес кирилловский баян. Коснувшись пальцами перламутровых клавишей, Виктор воскликнул: Нет слов, как нравится!

А. Владимирцов, Г. Гридов - Иду по знакомой дорожке

И раз уж разговор зашел о серьезных вещах, хочу спросить вас: Подержитесь руками, а потом, глядишь, и полетите. Артисты никак не ожидали такого внезапного поворота событий. Оставить баяниста в полку? Да ведь это же развалить всю их концертную бригаду! Дадим отпор душителям Всех пламенных идей, Насильникам, грабителям, Мучителям людей.

Не смеют крылья черные Над Родиной летать, Поля ее просторные Не смеет враг топтать! Гнилой фашистской нечисти Загоним пулю в лоб, Отребью человечества Сколотим В темную ночь ты, любимая, знаю, не спишь, И у детской кроватки тайком ты слезу утираешь. Как я люблю глубину твоих ласковых глаз, Как я хочу к ним прижаться сейчас губами, Темная ночь разделяет, любимая, нас, И тревожная, черная степь пролегла между нами. Верю в тебя, дорогую подругу мою, Эта вера от пули меня темной ночью хранила.

Тихо слушая песнь соловьиную, Размечтался солдат молодой. Ой вы, майские ночи прекрасные, Соловьиные песни в саду. Ой вы, очи лучистые, ясные, Лучше вас не найду! Ой ты, ветер, покоя не знающий, Мчись туда, где меня теперь нет, И подружке, весну вспоминающей, Передай мой солдатский привет! Прошуршал ветерок улетающий, Попрощался с лесною травой. О любви, никогда не сгорающей, С тульскою винтовочкой В бою не пропадешь. Если целишь метко — Промахнешься редко.

Если целишь правильно — В точку попадешь. С тульскою винтовкой И с нашей сноровкой Мы врага любого бьем наверняка.

Тексты песен, стихи

Винтовочка точная, Винтовочка прочная, Верная подруга красного стрелка! Я даю, любимая, Клятву нерушимую: Верою и правдою Родине служить. Жди меня с победой, Не тужи, не сетуй, За своей работою С п На зеленый луг Вышел дядя с бородой, С бородой боец фронтовой.

Попросил подруг Напоить его водой, Напоить его водою ключевой. Ты, краса-душа, не жалей ковша, Не гляди, что я с бородой. Фронтовая борода для солдата не беда. Паренек я развеселый, молодой! Самовары-самопалы Смастерили для бойцов. В этом хитром самоваре Кран особый, боевой: За версту врага ошпарит Кипяточек огневой.

Ой, горяч в тебе кипяточек, Самовар-самопал, дружочек! Пышут жаром небывалым Самовары-самопалы, Вот так самовары! Тульский чай совсем не сладкий Для непрошеных гостей — И вприкуску, и внакладку Прожигает до костей. Подается чай с припаркой И горячим леденцом, Са Эх, Ладога, родная Ладога, Метели, штормы, грозная волна! Зимой машины мчались вереницей, И лед на Ладоге трещал.

Возили хлеб для северной столицы — И Ленинград нас радостно встречал.